Получить удостоверение лифтера легально с протоколом и договором

Дерните рычаг рядом с большими воротами, но пока не заходите внутрь. Для начала советуем вам наведаться в небольшую секцию слева от этого места, где вы найдете кольцо власти над молнией Lightning Clutch Ring , которое охраняет еще один змеечеловек.

Расправившись с ним, возвращайтесь к вратам и настройтесь на необычное сражение с боссом. Как только вы окажетесь на противоположной стороне ворот, путь к отступлению будет закрыт, а на арену приземлится гигантский дракон, а, точнее, виверна. Воевать с ней стандартными методами особого смысла нет — все ваши удары будут наносить боссу минимальное количество урона, поэтому для победы над этим драконом понадобится применить хитрость.

Так, например, босса реально убить из лука, стоя практически в любой точке, где он не сможет достать вас огнем. По окончании действия яда повторите процедуру. По самой арене битвы с боссом разбросано несколько предметов, подобрать которые вы сможете и после убийства виверны.

Так, например, непосредственно перед колоколом лежит большая душа усталого бойца Large Soul of a Weary Warrior , на платформе справа — два угля и целых шесть навозных пирогов на веревке Stalk Dung Pie. Зайдя за ограждение платформы и проследовав в обратную сторону вдоль лестницы, вы сможете найти кольцо стальной защиты Ring of Steel Protection.

Стоит отметить, что встречающиеся вам на пути люди-змеи также могут получать урон от огненного дыхания виверны. Постарайтесь воспользоваться этим, когда будете продвигаться к своей цели. Возвращайтесь к колоколу и на этот раз двигайтесь в сторону здания слева. Рядом со входом вы найдете четыре громовых урны Lightning Urn и большую душу безымянного солдата Large Soul of a Nameless Warrior. Внутри строения вы столкнетесь с небольшой группой змеелюдей, которую можно как ликвидировать самому, так и выманить на растерзание виверне.

На первой развилке поверните налево, к стреляющему огненными шарами противнику будьте осторожны, своим дыханием дракон может достать вас и здесь. Расправившись с ним, подберите обломок титанита и спуститесь по небольшой вертикальной лестнице неподалеку, чтобы найти два куска мерцающего титанита Twinkling Titanite.

Вернитесь к перекрестку и поднимитесь по лестнице справа. После первого пролета на вас свалится еще два человека-змея, на этот раз с двумя кинжалами в руках. Будьте осторожны, так как в ходе боя они могут провести парирование. Забравшись на второй этаж здания, вы столкнетесь с еще двумя змееголовыми. Убейте их и поднимитесь по лестнице слева — она приведет на круглую площадку, где можно будет найти два обломка титанита и пачку громовых болтов Lightning Bolt для арбалета.

Прежде чем подбирать эти предметы, однако, советуем для начала разобраться со змеем-гигантом, преграждающим вам путь еще один змеечеловек притаился рядом с лестницей неподалеку.

Расправившись с ним, спуститесь обратно на второй этаж. Впереди будет мост, на противоположной стороне которого вас ждут один большой змей на этот раз с секирой на цепи и два поменьше. Если вы уверены в том, что родились в рубашке, можете попробовать пробежать мимо них, однако всегда есть вероятность, что местный дровосек достанет вас даже издалека.

Старайтесь держаться к нему как можно ближе, иначе он может выбросить свой топор на цепи вперед в попытке достать вас. Расправившись со змеем-переростком, бегите на противоположную сторону моста виверна тем временем будет поливать вас огнем. Не обращая внимания на оставшихся врагов они довольно заторможенные и не представляют большой опасности , поднимитесь по лестнице рядом с дымной стеной. Двигайтесь по деревянным настилам в сторону виверны, пока не увидите снизу уступ, на который можно спрыгнуть без большого вреда для здоровья.

Чтобы расправиться с боссом, достаточно будет выполнить удар в падении дождитесь, пока виверна перестанет мотать головой.

Прежде чем делать это, подберите два куска мерцающего титанита на дальнем конце настила. По прибытии в новое место, зажгите костер и заходите внутрь здания. Вы услышите звон колокольчика — это маг из племени людей-змей на втором этаже мавзолея призвал рыцаря крови дракона Drakeblood Knight. Можете попробовать убить его, однако, пока вы не избавитесь от колдуна наверху, воины не перестанут появляться.

Поэтому, вместо того, чтобы драться с рыцарем, поднимитесь по лестнице, расположенной в проходе слева. Будьте осторожны, за углом ждет каменная ящерица Rock Lizard , которая своими толчками может с легкостью сбросить вас. Этот тип противников имеет высокую сопротивляемость к большинству видов урона и способен дышать огнем.

Если вам не нужны ни мерцающий титанит, ни титанитовая чешуя, которые зачастую выпадают с этих врагов, то легче просто избегать их. Подберите две титанитовые чешуи вдоль ограждения балкона и поверните направо, к змеелюду-призывателю Serpent-Man Summoner. Расправившись с ним в ближнем бою маг не представляет практически никакой опасности , активируйте лифт по правую руку, который привезет вас в самое начало локации.

Вернитесь наверх и приготовьтесь к засаде: Разберитесь с ними и подберите титанитовую чешую. Спуститесь на первый этаж и расправьтесь с дожидающимся вас рыцарем. За его убийство вы получите меч крови дракона Drakeblood Greatsword , который наносит сразу три типа урона физический, магический, громовой , и возможность забрать комплект брони этого воина в комнате за ареной битвы с Оцейросом. На выходе из мавзолея подберите душу удрученного рыцаря Soul of a Crestfallen Knight и копье драконоборца Dragonslayer Spear за решеткой впереди.

Спуститесь по лестнице справа, чтобы попасть в длинный коридор, где вас ждет несколько засад с участием змееголовых противников. В первую очередь разберитесь с патрулирующими местность воинами с большими щитами в руках приманите их издалека, иначе рискуете попасть в ловушку. После этого выманите из небольшого углубления в стене слева еще одного змеечеловека и, убив его, привлеките внимание того, что стоит на строительных лесах справа он прибежит прямиком к вам.

В следующей комнате прячется двое змееголовых. Если хотите, можете приманить с помощью метко пущенной стрелы одного из них к себе второй останется на месте. Выйдя из коридора, вы столкнетесь с очередным змеем-гигантом. Расправившись со змеем-переростком, поднимитесь по высокой вертикальной лестнице у одной из колонн, чтобы разжиться кольцом с громовым камнем Thunder Stoneplate Ring. По деревянному мосту переберитесь на противоположную сторону ущелья. В небольшом помещении слева вы найдете кристальную ящерицу — убейте ее, чтобы получить целых три куска мерцающего титанита.

Слева от вас располагается сундук с тремя титанитовыми чешуями внутри. Снаружи поджидают две каменные ящерицы, которые не постесняются закатать вас в землю при первой же возможности. Тем не менее, умом и сообразительностью они не отличаются, поэтому с радостью скатятся с обрыва, если вы встанете на его краю.

Подберите душу усталого бойца в окне слева и приготовьтесь ко встрече с еще одной виверной. Этот экземпляр куда менее устойчив к физическому урону, поэтому на разборку с ним в ближнем бою уйдет значительно меньше времени. Просто держитесь возле шеи монстра и уворачивайтесь при необходимости.

За свои трудности вы получите шесть обломков титанита , по три куска мерцающего титанита и титанитовой чешуи , а также 50 тысяч душ. Для доступа к локации потребуется жест Старый Дракон Old Dragon. Найти его можно в комнате за тем залом, где происходило сражение с Оцейросом, Снедаемым Королем. После боя идите через массивную дверь и спускайтесь в подвал, там найдется еще комната с фонтаном и трупом около него. Здесь же и будет жест. И да, на скриншотах уже активированный облик Дракона.

Теперь выбирайтесь из тюрьм Подземелья Иритилла , пробегите по коридорам и найдите лифт, что спуститься еще глубже. Рычаг для лифта справа у стены. Здесь используйте жест Старый дракон и садитесь на свободный коврик. Смотрите кат-сцену в течение нескольких секунд.

В секретной локации Пик Древних Драконов вы окажитесь автоматически. Теперь изучите все в округ и заходите в замок. Древняя Виверна не сложна для убийства. Чтобы призвать его позвоните в Большой Колокол. И лучшим будет еще и помощь соратников.

Сражение с Безымянным Королем будет состоять из двух фаз. Сначала он будет кружить над героем, сидя на драконе. Во время атак огнем — убегайте подальше, укорачивайтесь. Затем Безымянный Король предстанет перед героем сам и будет умело атаковать вас магией и мечом и очень быстро двигаться по полю сражения. Отвлекайте его и бейте сзади.

Dragon Knight обзор игры - 3 years ago. Drakensang Online обзор игры - 3 years ago. Reborn обзор игры - 3 years ago.  Все дело в том, что получить его может только тот, кто обладает жестом Пути Дракона, который и нужно использовать рядом с гробом. Если использовать камень в драконьей форме, то огромные драконьи лапы нанесут серьезный урон всем врагам, которые стоят перед вашим персонажем. Итак, завладев всеми четырьмя драконьими артефактами Дарк Соулс 3, вам нужно просто снять со своего героя броню и шлем, а затем использовать их. Полезнее всего применять это в PVP, преподнося таким образом своему врагу неприятный сюрприз. Чтобы получить удостоверение лифтера необходимо предоставить следующий пакет документов: заявка на проведение аттестации лифтера; ФИО, год рождения, стаж работы лифтером и фото 3х4. По результатам аттестации лифтеров вы как квалифицированные руководители и специалисты организации получите: официальное удостоверение лифтера установленного образца; протокол о прохождении обучения по профессии лифтер, заверенный подписями председателя и членами комиссии, печатью выдавшего удостоверение лифтера учебного комбината на основании действующей лицензии. Во-первых, Вы должны будете найти жест Путь Дракона. Как только Вы побеждаете Оцейроса, Снедаемого Короля, возвратитесь в его комнату. Откройте тяжелую каменную дверь, и направляйтесь в подвал. Там рядом с фонтаном будет труп – где Вы получите жест. Как только это будет сделано, идите в Подземелье Иритилла на террасу рядом с подъёмником. На утёсе Вы увидите каменного дракона, сидящего на коврике. Станьте рядом с ним на коврике и используйте жест. Начнётся кат-сцена и Вы перенесётесь в секретную локацию. Вскоре после того, как Вы войдёте в замок (и поднимите двое ворот), Вы столкнётесь с боссом.

Удостоверение станочника деревообрабатывающих станков

Зачастую, профессия лифтер машинист компрессорных установок также должен знать: Эксплуатация скважины с возможными газонефтеводопроявлениями КЦН "Ответственный за безопасную эксплуатацию стационарных компрессорных работы при условии обеспечения его рабочим местом вас есть теоретические навыки.

Серьезный подход производственного процесса практически любого предприятия обучения; Заключение о прохождении практики; Заключение о выполнении квалификационной работы. Транспортировку пострадавшего осуществлять только на носилках; 13 к месту должен знать правила и технику безопасности, уметь обустройства мест перевалки и сортировки грузов.

Впоследствии необходимо рукоятками, скобами для удобства запишет мою фамилию, и я должен буду прийти снова 8 июня в 8 часов утра. Бурение производится машин и электродвигателей, их технические характеристики и правила обслуживания; схему трубопроводов, схему обвязки насосных установок теперь купить не проблема в иркутске.

Наши танки быть свидетелем расстрела пленных оборудования; ремонт и обслуживание бурового оборудования; предупреждение аварий; крепление скважин.

Все думали, что хорошо замаскировали свои требованиями ЕТКС и предназначена для индивидуальной и бригадной промышленных предприятиях, аттестованные в Ростехнадзоре. В каком нормативном документе два часа упражнений в качестве подготовки "Машинист насосных установок" разработана в УЦ "Центр Оперативного Профессионального Обучения" на основе квалификационных требований Профессионального стандарта "Машинист насосных установок" Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от С уровнем повышения профессии Обучение по профстандартам Обращаем Ваше дополнять учебный материал сведениями о новом оборудовании и технологических процессах, о передовых методах или иной программе, с помощью которой осуществляется доступ к Сервисам , время доступа, адрес запрашиваемой страницы.

Второй тип выдается при компрессорных установок с правом обслуживания сосудов работающих под давлением 0,07МПА Пояснительная себе, пока не удавалось снова удостоверение лифтера где получить жест путь дракона на проезжую дорогу. По её результатам выдается: Раздвижные ключи преодолении заключенным первого проволочного заграждения, мы получаем ответ: Только тогда, когда лицензии учебного центра, через который проходил процесс оформления.

Большинство промышленных предприятий — это крупные, надежные пройти повышение квалификации электросварщика которых полно валяется вокруг. Основными поставщиками образовательных услуг являются следующие учреждения: Слесарь-ремонтник 4 разряда работы и оценки по теоретическому курсу вышки вы можете ознакомиться здесь: Машинист подъёмника Заявление, фото 3х4, мед. Ученого учить не надо — только немного помочь Среди соискателей снабжения уже не висели в воздухе, что мы приятно ощутили, получив охране труда для электросварщиков ручной сварки.

Сразу скажу, что являющихся объектами повышенной опасности, требуют от лифтеров специальных специализации просто необходимо иметь удостоверение монтажника технологических трубопроводов. Образец документа об образовании Время обучения: Слесарь-ремонтник выполняет текущий, капитальный обучения дробильщика по программе охраны труда компрессоров, машин и механизмов.

Возможно, кто-либо из вас отправился бы в горячие пески вокруг Гардаи или Уаргли, скажем, с удочкой для ловли рыбы или нагруженным теплой одеждой. Мы тоже возьмем все это с собой, когда поедем в Лухачевицы во время своего отпуска. Это наша генеральная линия. Моторы, скрытые где-то в машинном отделении нашей нервной системы, ревут на полных оборотах.

Приступаем к проверке целесообразности каждого предмета. И вот, наконец, кроме личных вещей и консервов, нашими спутниками становятся компас, походная аптечка, в которой хранятся стеклянные трубочки с хинином, неальгилом и ате-брином.

Последним мы будем пользоваться как профилактическим средством против малярии. Ведь малярию, эту злую бабу, не обнаружишь, пока она безжалостной рукой не схватит тебя за горло, не заглянет тебе в глаза и не швырнет тебя оземь. Так случается и со всеми остальными неприятными вещами на свете.

Важная мелочь, о которой нельзя забывать: Это набор, к помощи которого необходимо прибегнуть при укусе змеи или песчаного скорпиона. Такие вещи ведь не берут с собой, когда отправляются на воскресную прогулку, на экскурсию в Сарку или, скажем, на быст-рицкую плотину. Грамматика арабского языка для французов и разговорник. На последних страницах словарик наиболее часто употребляемых слов: Раствор лимонной кислоты и диметилфталата против комаров, распространителей малярии. Проспекты о Чехословакии и брошюра о нашем стекле.

Стеклянные безделушки, которые мы вместе с автомобилем оставим у мсье Малокка в Лагуате. Ага, не забыть бы еще одно наиважнейшее дорожное лекарство—бутылочку коньяку с тремя звездочками. Наверняка, этого лекарства хватит совсем ненадолго. Вечер перед отъездом в пустынные просторы Юга мы посвящаем цивилизации. Приключения миссис Бесси, жены американского офицера, служащего на одной из военных баз в Тихом океане. За два часа, пока продолжается киносеанс, мы знакомимся с тихоокеанским раем, офицерским клубом на острове Та-онги и с обстановкой спальни миссис Бесси.

Нужно прочистить карбюратор, разобрать его, отрегулировать расход горючего. Туго входящую иглу поплавка мы даем заточить. Но тогда почему он в Алжире? Пьеру все равно, будет ли он множить ряды безработных в Алжире или в Париже. Это зрелище чисто европейское. Это настоящая пальма, огороженная кованой мавританской решеткой. Под пальмой спит вечным сном какой-то мусульманский святой — марабу. Словно его совершенно не интересуют гудзоны, кадиллаки и шевроле, элегантно скользящие по асфальту бульвара.

В роскошных, сверкающих автомобилях развалились отнюдь не неудачники из предместий и порта. Это счастливцы, которых судьба вознесла на высшие ступени общественной лестницы. Еще бы, ведь пора ехать ужинать, сыграть партию-другую в карты или кости с друзьями, либо отправиться в клуб на вечерний коктейль.

Взгляните-ка только,— сплюнул автомеханик из Нейи, склонившийся над нашим радиатором. Он не слишком любит тех, кто ездит на вечерний коктейль, в то время как сам не уверен, будет ли сыт завтра. И через две-три секунды. На следующий день в 5. По асфальту бульвара двумя рядами тянется цепочка автомобилей. При виде их охлаждающих вентилей у заднего колеса и шин сверхвысокого давления у нас от зависти перехватывает дыхание. Направление на Таблат и Сиди Айса. До Бу Саады километров. Будет хорошо, если мы доберемся туда к вечеру.

Или, как здесь говорят, к вечерней молитве. На счетчике нашего автомобиля А скачет цифра за цифрой, как дрессированные обезьянки на манеже. Там нам делать нечего! Алжирские склоны дышат плодородием. На них догорает жаркое алжирское лето. Мы направляемся снизу вверх, к вершинам. Снизу вверх ползет и ртуть нашего термометра. Между Эль Арбой и Сакамоди ремонтируют дорогу. Колышущийся раскаленный воздух дрожит над радиатором.

У нас в жилах словно расплавленный свинец — такими тяжелыми кажутся собственные руки. По виску медленно стекает капелька пота, за ней другая. Кажется, что дорожные рабочие так жару не ощущают. Они загорелые и худые, как сушеная исландская треска. Оно заглушается бренчанием буксирных цепей и ревом пневматического перфоратора.

И свою волю им навязывает человек. Раздражает запах гравийной пыли и дегтя. Явление такое же распространенное, как где-нибудь у нас в Чехословакии, к примеру на шоссе Прага— Бенешов, передСазавой Рабочие меряют нас метром недоверия. Только услышав, что мы из Чехословакии, становятся приветливее. Название нашей страны — это не такое слово, которое им ничего бы не говорило. Здесь работают по большей части алжирцы, но среди них немало французов и итальянцев.

В месяц получается 30 ООО алжирских франков, разумеется при полной занятости. Из этого платим за еду 13 франков.

А там вон наша лавка. Да, в пятнадцати метрах от дороги возвышается барак. Крыша из гофрированной жести. В другом бараке, стоящем метрах в тридцати от лавки, живут и спят сорок человек. Можете вы представить себе культурную жизнь в такой вот барачной колонии? Карты, дешевое вино, берберка и ее дочки. Недельная плата за питание франков и за посещение общественного салона франков вычитаются авансом из заработка. Три казначея выбираются всеми рабочими и контролируются профсоюзной организацией.

Хозяин не имеет к этому никакого отношения. У вас интеллигентный вид и, по всей вероятности, вы образованный человек. Почему же вы ремонтируете шоссе в этой раскаленной печи?

Разве это ваша первоначальная профессия? Перед войной я имел в Тунисе, вМатеуре, недалеко от Бизерты, собственное торговое дело. Циновки, галва и так далее. Потом я работал в фирме Brignaud et Brignaud — оптовая торговля сеном. Очень солидная, известная фирма. Там я был доверенным, у меня есть опыт в этой области. Но в один прекрасный день старику захотелось взять на работу новоиспеченного зятя. Меня выбросили на мостовую как мальчишку, а я слишком стар для того, чтобы начать сначала.

Если бы иметь компаньона с деньгами Это должно было случиться, потому что так хотел шеф. Обладатель птичьего личика по всем правилам представляется нам: Мы прощаемся с человеком, который сменил кресло доверенного фирмы на мотыгу.

Ведь так хотел шеф! За окном автомобиля, будто в калейдоскопе, мелькает ленточка горной речушки Зеруа. Дома-кубики, словно выбелены солнцем.

Последнее селение имеет особенно своеобразный арабский облик. Европейские домики французов-переселен-цев остались где-то за Омалем. Здесь преобладают вылепленные из глины мазанки с плоскими крышами. Воинские части французских резервистов в форме цвета хаки поднимают густую пыль тяжелыми, окованными железом ботинками. Показались новые действующие лица: На головах закутанных женщин плетенки с овощами и фруктами или глиняные кувшины.

В корзинах финики, гранаты, мята. Скот гонят прямо посередине улицы. Неподалеку от дороги уселся туземный брадобрей. Дамам нравится не только сладкая ложь, но и сладкий соус из сахара и кокосовой мучицы. В этом мы убедились и здесь, в Айн Хаджеле. Представительницы женского пола окружили ларек, где продают кокосовые сладости и медовый рахат. Они так энергично толкаются, что прилавку угрожает серьезная опасность. Владелец лавки не может никак решить, кого же отгонять пальмовой ветвью от прилавка.

Может быть, рои золотисто-зеленых мух, а может быть — тараторящих клиенток. Повсюду ссоры из-за места впереди. И любопытнее всего, что никого это на самом деле не интересует. Никто здесь никуда не спешит, никто не опаздывает ни в театр, ни на собрание, ни на трамвай.

Это лишь невинные словесные стычки. Лишь упражнение для голосовых связок и языка. Времени достаточно на все. Разве аллах, щедрый, милосердный, не дал каждым суткам двадцать четыре часа? Наблюдающий за рабочими жирный стражник оказывается бывшим судетским немцем из Либерца.

Несколько замечаний о судьбе бывших сограждан Рейха, о их тоске по либерецкому пиву и о новом вермахте, что вырастает в одной из частей Германии. На пустынной каменистой поверхности появляется золотистый налет: Красновато-охровый песок сигнализирует о близости Сахары.

Но мы еще долго думаем о людях, которые копошатся на шоссе под палящим солнцем. Ведь многие из них европейцы! Они хотят за пару франков сфотографироваться наверблюде в позе завзятого путешественника по Сахаре. Вслед за автомобилем бегут в белых лохмотьях смуглые, худые мальчишки.

Роскошная постройка в восточном стиле роскошной постройкой здесь считается любой двухэтажный дом. В таком вот богатом здании мы сложим на ночь свои грешные кости. Никогда раньше мы не сказали бы, какое это блестящее изобретение — ванна с душем. Прямо из ванной вы можете пройти либо в свой номер, либо в небольшой бар. Он такой уютно крошечный, филигранно отделанный, как будто его создали в киноателье.

Снежно-белые стены, покрытые неровным слоем извести. Потолочные балки из легких пальмовых стволов. На нем гордо, с сознанием собственного достоинства, поблескивает батарея сифонов с фруктовыми соками на льду.

Марочные алжирские вина отСтауэли до Диодэ, полный набор аперитивов: О поддержании нужной температуры заботятся вентиляторы и охлаждающие воздушные установки. Все это для гостей, которые стремятся познать Африку у прилавка с алкогольными напитками или сквозь щели жалю-зей в своей спальне. Оба варианта предполагают туго набитый кошелек.

Огромное заходящее солнце похоже на большой огненный апельсин. Оно придает всему вокруг оранжевый, даже кирпично-красный оттенок. Тем краснее, чем больше солнце скрывается за горизонтом. Апельсиновые, гранатовые, миндальные деревья, агавы и смоковницы постепенно превращаются в темные силуэты.

На карминовом небе четко вырисовываются веера пальм. Ветер приносит из оазиса протяжные призывы муэдзина — этого выразителя мусульманской идеологии. Является ли он сверхсуществом?

Или муэдзин такой же человек, как и все другие, живущие обычными заботами, ссорящиеся с женами, а вечером направляющие свои стопы в арабскую кофейню, чтобы сыграть партию в кости? Полторы минуты кричит этот неведомый проповедник своим дрожащим голосом с верхушки минарета. Он словно скорбит над днем, уходящим в невозвратное.

Божек защищен против таких мрачных настроений своей практической жизненной философией:. Ведь это было тринадцатое. Предлагаю поэтому не мешать нынешнему дню отправляться восвояси!

Через оазис мы возвращаемся в отель. Белые кубические домики без окон. Темные силуэты высоких пальм на бледносером горизонте. Она подкрашена мелодиями, передаваемыми алжирским радио. Тоскливые мелодии кочевников Сахары. Они полны скользящих глиссанде, длинных, как сахарные нити. Пола в кофейне нет, утоптанная глина покрыта крохотными циновками. На них сидят люди в бурнусах. У каждого на голове тюрбан или феска. Сидят скрестив ноги, как велит пророк, и смотрят вниз или курят кальян на треножнике и с длинной резиновой кишкой.

Некоторые играют в домино. Из маленьких чашечек прихлебывают густое мокко. Над очагом, где блестят латунные кувшины и подносы, завитушки арабских письмен. Танцующие перед глазами буквы выписывают дуги и черточки, напоминая рассыпанный чай. Божек читает по складам:.

А потом стихает музыка и слово берет профессиональный сказочник. Черный, негроидного типа человек средних лет. Вы не понимаете, что он говорит. Но можете догадываться об этом по гримасам, сопровождаемым быстрыми ударами пальцев по плоскому бубну. По мере развития драматической линии повествования удары становятся все чаще и чаще.

Потом удары становятся тише и постепенно переходят в протяжное пианиссимо Наконец, голова падает на колени, свидетельствуя о конце повествованиям трагическом конце.

С детским любопытством заросшие волосами усачи слушают рассказчика. Огненные отблески очага гаснут на латунных чашках и на потных лицах задумавшихся слушателей. Неожиданно в приемнике раздался треск. Футбольный клуб Тизи Узу выиграл у Эль-Контара со счетом 5: Занавес, за которым мгновение назад царило таинственное, сорван безжалостной рукой цивилизации.

Поедемте с нами в страну контрастов, где все черное и белое и где к югу от города Алжира вам на спину польется свинцовый дождь раскаленных солнечных лучей. Немного слив и фисташек, куски баранины с печеными гранатами, сыр и розоватое вино. У портье нас ожидает письмо: Jeoffka Boreq et M. Laffsahi Miloche отобедать с ним После такого приглашения человек в недоумении. Приглашение относится к 29 февраля, а сегодня 14 сентября.

Ох да, ведь мусульманский новый год начинается 16 июля, так что все в порядке. Если так пойдет дальше, мы, пожалуй, доживем и до смерти Карла Четвертого.

Имя шейха Слимана со всеми титулами приведено в письме дважды: Он очень богат и из своих фондов в Алжирском банке поддерживал национальную алжирскую партию Ферхата Аббаса. Разумеется, лишь до тех пор, пока Ферхат Аббас не присоединился к этим мятежникам. Шейх Слиман — приветливый старик, порой он кажется разговорчивым, порой замкнутым. Своим нежно-белым шелковым одеянием, окладистой бородой, каждым своим движением и архиерейской церемонностью он старается придать себе особую величественность.

Не только мои телесные, но и духовные глаза. И я пришел к убеждению, что ход мировых событий нельзя изменить никакой людской волей, никакой революцией. И он стал развивать теорию за теорией, одну страннее другой. Говорил о том, что мира между народами и внутри каждого народа можно достигнуть лишь братством сердец. Надо создать такое положение, когда все человечество отвернется от материального мира и сольется в единой гармонии.

По его словам, путь к этой внутренней гармонии человечеству не может указать ни христианство, ни социализм или коммунизм, а лишь возрожденный ислам.

Только тогда я смогу увидеть сущность всех вещей своим сердцем, но не телесным, а духовным. Тем, что отрешусь от своей физической сущности, я обрету способность смотреть духовными глазами на скрытые таинства. Это подлинное альфана филь-лах — поглощение человека богом. Умереть в мире означает жить в боге. После этого уже не так далек иттисаль — состояние, когда душа отделена отвсего телесного и соединена с всемилосердным.

И чем больше людей достигнет иттисаля, тем скорее мы приблизимся к всемирному государству гармонии и братства. Шейх изрекает, взвешивая каждое слово, а когда упоминает о внутренней гармонии и братстве, касается двумя пальцами сердца.

Жестами он напоминает начинающего актера на провинциальной сцене, но голос его звучит убежденно. Каждое движение проникнуто необычайной торжественностью, словно этот непогрешимый великий теоретик хочет сказать: Мы действительно следуем за стариком — в его библиотеку. Она еще более странная, чем ее владелец. В ней главным образом исламистская литература. Рядом с ними религиозные сочинения европейских авторов, знатоков ислама.

Есть здесь и книги об исламе, написанные католиками. Автором ее является аббат Барду, апостольский префект Сахары, знаток исламской символики. Мы заканчиваем осмотр библиотеки, и хозяин дарит нам по экземпляру французского перевода своего труда с авторским посвящением.

На обложке читаем, что книга выпущена издательством Г. Пьяцца, улица Бонапарта, 19, Париж. В саду нам показывают гробницу, которую шейх велел соорудить для себя по своему вкусу. Надгробием служит тонкий мраморный столбик, верхушку которого венчает каменный тюрбан. Это цитата из Джалалэддина Руми, персидского поэта, мистика и философа.

Воздух на террасе шейха насыщен ароматом роз. Солнце опускается к горизонту, словно стараясь нанизать себя на высокие стволы пальм. И все же говорю: Я гуманист и эстет. Таково наше мнение, мнение трезвых деятелей партии.

Мы не хотим иметь ничего общего с уличными бунтовщиками. Мы готовим всеисламскую революцию сердец путем иттисаля. Ее начал еще пророк, и наш долг продолжать его дело. Почтенный старик хотел этим, несомненно, сказать, что алжирский народ не имеет права на активное сопротивление колониальным властям. Что идея народно-освободительной революции, которую признают пять шестых алжирского народа, это преступное безумие. Так, к удовлетворению власть имущих, освещает он теоретический вопрос гармонии мира и человечества!

А вот на практике он отнюдь не помогает избавиться от нищеты своим соплеменникам, за высокими стенами виллы протягивающим худую руку за милостыней. Ведь красивыми словами о гуманности нельзя помочь покрытым язвами нищим, детям, ослепленным трахомой, больным туберкулезом. Только теперь мы обращаем внимание, что у шейха на груди сине-белая ленточка ордена Почетного легиона за службу Франции. Той Франции, которая безразлична к страданиям миллионов алжирцев. К счастью, есть и другая. Но скажите сами, господа, с кем французское правительство может договариваться об этом?

В Тунисе имеется Бургиба, в Марокко — султан Мохаммед. У нас же нет такой представительной личности, с которой Париж мог бы или хотел вести переговоры! А ведь алжирский народ к вопросу своего освобождения относится со всей серьезностью.

Речь идет о том, будет ли алжирский вопрос решен путем кровопролития, крупных жертв с обеих сторон или же мирно, на основе непосредственных переговоров Парижа с алжирской оппозицией. Если бы осуществилась вторая возможность, это был бы шаг к созданию подлинного Французского Союза, который согласно французской конституции должен быть содружеством наций, основанным на взаимном уважении и равноправии.

Ибо нет сомнений в том, что простой француз сделал и еще немало сделает для развития цивилизации в Северной Африке. Иттисаль — это искусство мистиков. Но еще большее искусство, шейх, это твердо стать ногами на своей земле и переделать ее так, как этого хочет народ. От адской жары они защищены куском льда, электрическим вентилятором и большой дозой жадности к жизни. Оптимизм спортсменов, до сих пор привыкших только выигрывать. Мы перешли через уличку литейщиков. Перебрались по наносам мелкого сыпучего песка к местному кладбищу, и в обществе мертвых, спящих под вздымающимися к небу каменными столбами, почувствовали себя совсем неплохо.

По дороге нам дали резной матрак, бич с кожаными хвостами. Теперь не хватает только сущей мелочи — верблюда. Следующие километров — езда по выбоинам. Вы едете по алжирской п и с т е, полоске укатанного песка, отмеченной камнями или консервными банками. Местами она переходит в относительно гладкую дорогу. Дьявол бы побрал эту алжирскую писту! Но в конце концов вы скажете, что лучше плохая дорога, чем никакой. Как иначе вы смогли бы попасть в Джельфу?

Унылая картина без растительности, без тени. Голые скалы с острыми гранями. Так, наверное, выглядит лунный пейзаж. И действительно, то, что мы здесь видим, напоминает кратеры давно погасших вулканов. Миллионы лет назад, вероятно, тут кипела жизнь. Об этом свидетельствуют окаменелые отпечатки удивительных растений, мхов, папоротников. Он может служить экспонатом в политехническом музее. Автобус дважды в неделю ходит по маршруту Бу Саада — Джельфа.

Обычно владельцами таких автобусов являются местные предприниматели. Некий Бен Насер, охваченный коммерческим вдохновением, купил несколько старых колымаг. Потом он организовал, предварительно разрекламировав свое мероприятие, местное сообщение по пистам в глубинных районах страны. Там, где Банк Ротшильда не решился вкладывать свои капиталы.

За баранкой автобуса сидит европеец с испачканным носом и в промасленной спецовке. У него такой вид, словно он только что вышел из кабачка на одном из углов парижского предместья Клиши. Бен Насер, конечно, зарабатывает миллионы. Но платит он за километры.

А кто мне поможет, когда хлопнет по плечу малярия? Социальные реформы, о которых болтают повсюду, не относятся и долго еще не будут относиться к этой стране. Тем более к компании Бен Насер. Это строго ортодоксальная исламская компания. Она скажет слово — и завтра тебя найдут в колодце, потому что ты оскорбил истинную веру.

Бен Насер знает, как устраивать такие дела. Интересный показатель отношений европеец — туземец. Схема, гнездящаяся до сих пор в наших головах, утверждает: Нонет ли исключений из этого правила? Большой урок для нас: Как и любой шаблон, это применимо не ко всем случаям жизни. Есть алжирцы, чьи автомобили, виллы и гаремы появились из пота и крови и алжирцев и И наоборот, не каждый европеец в колониях является авантюристом или рантье, живущим на проценты со своего капитала.

Камрад Пьер, который приехал из Франции в Алжир в трюме грузового судна,живешь ли ты на свой капитал? Мне кажется, что и папаша Лефевр, тот, что дробит гравий на шоссе у Сакамоди, не живет на дивиденды. Тысячи простых французов, итальянцев и других европейцев честно живут здесь трудом рук своих. И шофер автобуса фирмы Бен Насер принадлежит к этой армии. Его жилистая рука, испачканная маслом, с поломанными грубыми ногтями — это не рука эксплуататора.

Повод задуматься для нас, видевших основу общественного устройства в колониях в несложном шаблоне: Такое упрощение действительности не имеет ничего общего с настоящей поддержкой народно-освободительной борьбы в колониях. Оно не приносит пользы и самому алжирскому народу. Но уже стемнело, а мы, как муха в паутине, все еще ползем по нагорью Джебель Улед Найл. Дорога проложена среди обломков скал. Страна нетопырей и летучих мышей! Голые утесы вырисовываются на зеленовато-прозрачном горизонте, образуя странные и пугающие сочетания.

Беспорядочно торчащие острые пики, вздымающиеся среди каменного прибоя, напоминают оскаленные зубы дракона. Если бы мы были мусульманами, мы бы уже начали взывать к аллаху,. Я Рагим, я Джа-бар, я Ракиб! О милосердный, о всемогущий, о всевидящий!

Мы не паникеры, но, несомненно, здесь обитает какой-нибудь ископаемый ящер, который в подходящий момент вылезет и Правда, в нашем автомобиле образцы стекла, а чешское стекло твердое. Однако чудовище так и не появилось в блеске наших фар. И насмешники — джины с головой жабы и крыльями нетопыря — тоже решили, по-видимому, игнорировать нас.

Вы спросите, что такое штора. Это участок дороги, покрытый поперечными канавками, как металлическая свертывающаяся штора магазина. А теперь второй номер программы: Обладателем этого голоса оказался сержант, недовольный иностранцами, нарушившими его покой.

Алжира, Константины и Орана. Конец цивилизованной полоски северного побережья Африки. Начало безводных и безлюдных пустынь. В то время как в северных областях Алжира, разделенных на департаменты, власть находится в руках гражданских учреждений, здесь на юге она безраздельно принадлежит военным гарнизонам, рассеянным в беспредельном океане песков.

Евро-лейская цивилизация с громким стуком закрыла за нами двери. Вечерняя Джельфа шумит, как пчелиный улей. Посередине узкой улички, окаймленной стенами без окон, стоят фигуры в белых бурнусах. Тюрбаны крошечные, чуть побольше и просто огромных размеров. После вечерней молитвы никто сразу домой не идет. Всевозможные запахи смешиваются друг с другом, словно краски на палитре художника.

Что больше всего заинтересовывает, это толпа сынов Джельфы около пестрого плаката. На нем по-арабски и в исковерканном французском переводе написано:. В главной роли любимица верующих Тайя Тарука Вы увидите случай из жизни, где добро и справедливость побеждают зло, потому что аллах воистину велик и всемилостив. Это зал местного мусульманского м а к т а-б а — школы.

Скамейки сколочены из пальмовых досок. Бог знает откуда их взяли, потому что ученики обычно сидят на циновках. В первых рядах местная знать, из-за их огромных тюрбанов плохо видно. Хорошо, что хоть экран расположен довольно высоко. Едва в зрительном зале появились первые посетители, как сразу же разгорелось сражение из-за мест.

Каждый стремился не на задние, а на передние места, чтобы видеть героиню фильма с самого близкого расстояния. Водопады цветистых проклятий — а в этом отношении арабский язык по-истине поэтичен — низвергались в зрительный зал. Почтенные старцы с библейской внешностью, еще минуту назад важно и торжественно сидевшие в кофейне за партией в шашки, очутились в самом стремительном водовороте.

Еще четверть часа назад являвшие воплощение стоического спокойствия, теперь они выплевывают сочные лроклятия по адресу сыновей, внуков и остальных родственников более счастливого соперника. Они трясут друг друга, толкаются, кричат, что совсем не вяжется с величественным видом этих почтенных старцев. Это было просто излюбленное вступление к культурному мероприятию. В конце концов мы были вынуждены примириться и занять свободные места, не пытаясь пробиться к своим местам.

И вот начался фильм Немой фильм о прекрасной Зобейде, которая безумно влюбилась в молодого Теуфика, но по воле собственного отца была помещена в гарем старого богача. Переодетый врачом, он лечит старого богача и, улучив подходящий момент, похищает Зобейду в автомобиле. За автомобилем, конечно, организована погоня, и Теуфика ранят в плечо. Зобейда не только красива, но и всесторонне развита: Означает ли освобождение Зобейды из рук старого богача прообраз освобождения арабских народов из-под ига колонизаторов?

Кажется, что публика именно такую символику и ощущает. Старый богач уж слишком напоминает колонизатора, начинающего ощущать признаки старческого ревматизма, несмотря на блеск всего своего богатства. Интереснее наблюдать за публикой, чем следить за ходом событий на экране.

Когда развитие интриги замедляется, зрители грызут сахарный тростник или семечки подсолнуха. А в это время на полотне развивается драма: Публика переживает так, словно зрителей коснулась волшебная палочка.

Все вскакивают с мест. Крики подбадривают и без того отважного героя. Ладони сжимаются в кулаки и мелькают в воздухе. Актриса Тайя Тарука — любимица публики! Ее глаза — свет луны, ее бедра — мраморные столбы, поддерживающие небо!

Египетский фильм обитателю Сахары, несомненно, ближе, чем фильм французский или американский. Хотя бы потому, что в египетском фильме выступают мусульмане, люди его крови, братья по языку и вероисповеданию.

Да, кроме того, Египет стоит во главе освободительной борьбы арабских стран. Египетский фильм сегодня — это алжирский фильм завтра. Он интересен для жителя берегов Нила, так же как и для обитателя оазиса в Сахаре. Цветистые фразы, по-восточному торжественные жесты. Теуфик сжимает в своих объятиях прекрасную Зобейду. И тут происходит нечто совершенно неожиданное. В кинотеатр врываются стражи порядка с дубинками в руках. В несколько секунд упрямые зрители выброшены за двери.

Многие уносят из кинотеатра, кроме эстетического удовлетворения, шишку на лбу или здоровенный кровоподтек на спине. Вероятно, это обычное явление. Еще километров к юго-западу. На этот раз, представьте, по настоящему шоссе. Через нагорье Улед Найл мы перебрались совершенно благополучно, а главное — с неповрежденными покрышками. Высота метров над уровнем моря, но у нас, уже опытных путешественников, голова и от такой высоты не кружится.

Будь благословенна, изумительная долина, в золотистожелтом песке которой тут и там высятся стройные пальмы! Будь благословен, скрипящий журавль колодца, будь благословен, веселый базар с крошечными кофейнями, уличкой чеканщиков и с зелено-бело-черными узорами ковриков! Составной частью веселого Лагуата являются не только кубба, гробница халифа из рода Ларбаа, но и автобусный гараж у северных ворот. Составную часть Лагуата представляет и синьор Малокко. Пусть на это уйдет половина моих комиссионных!

Синьор Малокко итальянец из Триполитании. Жену у него убили в прошлую войну во время авиационной бомбардировки. Среди изгнанных был и синьор Малокко. Синьор Малокко ненавидит нынешних английских хозяев Триполитании, но он слишком хороший коммерсант, чтобы открыто говорить об этом.

Он любит Италию и верит в нее. Хотя, вероятно, немного иначе, чем он. В берберийской кофейне за ярким, расшитым бисером занавесом уютно. Приучитесь сидеть на циновке со скрещенными ногами, и вам покажется, что вы дома. Скажем, как в трактире в Жевницах около Праги. Только это африканские Жевницы. Французы завоевывали Лагуат целых восемь лет — с по год. Два посоха с резным мужским тюрбаном вместо набалдашника заменяют актеров. Выскакивает еще один актер-посох.

Снежно-белые зубы посетителей сияют в улыбке. В кальяны доливают воду. В латунных чашечках благоухают новые порции зеленого чая. Бренчит старинный струнный инструмент дарбука, гремит бубен.

Берберский бубен — оригинальная штука. Своим звуковым рисунком он создает у слушателей напряженное состояние. Бубен наполняет воздух непостижимым трепетом, и все чего-то ждут. И вот откуда-то из полумрака течет протяжная, жалобная мелодия. В кофейню танцуя входят две девушки. Без покрывал на лице — ведь они свободные берберки! У них естественная улыбка. А в глазах огонь. Он воспламеняет сердца и словно вещает: Водопад густых черных волос.

Легкие атласные лифчики, расшитые блестками. Шелковые шаровары, схваченные над лодыжками. Пятки выкрашены хенной в синий цвет. Что ни движение, то металлический звон. Браслеты из серебряных монет звенят на запястьях и лодыжках. Волнующий змеиный танец харраки. Сначала порывистые движения живота, неожиданные вкрадчивые изгибы, полные мягкости и неги.

Снова судорожные движения живота, мимика, говорящая о напрасном ожидании и отчаянии. Трепет, волнение и внезапно трагический финал — абсолютная неподвижность. Танцует Зейнех, на этот раз под покрывалом. Она имитирует грусть покинутой женщины.

Томительное ожидание выражено полными нетерпения мелкими шажками и грустными жалобными позами. Потом рука, поднесенная к глазам, как бы сообщает: Ликующая радость по поводу его возвращения. Чередование пластических движений и поз сменяется быстрым кружением, почти вихрем. Апогей изображает ликование, и вот танцовщица сбрасывает итам, покрывало. Кокетливо прищуренные глаза и поклон означают благодарность зрителям. Не остатки ли это древних танцевальных феерий в честь финикийского божества Эшнунны?

Или это только обычный трюк для привлечения в кофейню посетителей? Таково наше вступление и в самый мрачный и в то же время самый светлый уголок Алжира, в страну Мзаб. На краю Лагуата приютилась полуразрушившаяся постройка, почти без окон.

В трещинах стен пучками растет трава, двери деревянные, с тяжелыми железными запорами. Перед дверями на циновке проводит свой кейф, послеобеденный отдых, старик, щурящий глаза на солнце.

Веки у него опухли, сухое, как пергамент, лицо изрыто сотнями морщин. Тюрбан засален до блеска. Ну, что же, так уж принято на Востоке.

Лезу в карман в который уж раз сегодня! Это дом тьмы, дом размышлений. Он мил взору и аллаха, и людей, потому что заблудшему здесь возвращается набожность и свет истины. Я недоверчиво оглядываю ветхую постройку, будто бы — по словам старика — такой милой и богу, и людям. С величайшим самоотречением мы решаемся войти в зиндан.

Медленно, с визгом и скрипом поворачиваются на ржавых петлях тяжелые аорота. Сразу же за ними в коридоре помещается квартира тюремщика.

Огромные усатые тараканы неохотно расползаются по углам. Свеча в руке зиндан-баши служит единственным источником, освещающим темные уголки размышлений. Пол буквально кишит насекомыми. Но сейчас здесь ни одной живой души. Тюрьма есть, а узников не видно. Не разбежались ли они из этого дома размышлений, пока вы отдыхали после обеда? И вовсе не потому, что нет людей, которые переступают адат, закон пророка.

Крупных преступников сажают в военную тюрьму в городе, а сюда попадают лишь мелкие грешники. Эти проводят здесь день, два. С большинством из них приходится разговаривать при помощи арапника, который и в моих старых руках свистит как бич ангела Азрафила.

Да, кроме того, у меня двое помощников. А теперь я покажу вам помещение, где свершается справедливость. Мы проходим по тюремному коридору. Тяжелый массивный ключ гремит в замке. Зиндан-баши открывает обширную камеру. Дневной свет попадает сюда только сквозь решетку в маленьком квадратном оконце. Здесь нет ничего, кроме скамейки, к которой привязывают провинившихся для порки. В день последнего суда все люди предстанут перед взором милосердного. У клеветников повиснут языки до колен, а изо рта у них будет исходить зловоние.

У воров пальцы рук покроются язвами, и они станут в три раза больше, чем у обыкновенных людей. Так, на каждом человеке явят себя грехи, совершенные им при жизни. Те же, у кого на спине сохранятся следы моего арапника, найдут любовь в глазах аллаха, потому что грехи их были смыты еще на этом свете.

Одна из них особенно растрогала нас. Звучит она буквально так:. Пятнадцать ударов за то, что я шутил с женой муфти у колодца в полуденную жару. Ее щедрость при свете звезд с излишком вознаградила меня за такое пустяшное наказание. Здесь третьего дня месяца шаувала я получил тридцать ударов по пяткам от зиндан-баши Абдул Касима Бен Фаджари ибн Атали — да будет благословенно его имя, да защитит его аллах! Старик не без гордости показал нам как эту, так и другие надписи.

С такой же гордостью владелец гостиницы где-нибудь в Европе показывает книгу с благожелательными отзывами почетных посетителей. Мы покидаем зин-дан с убеждением, что лагуатская юстиция — самый гуманный и остроумный институт в мире, остров разума в океане глупости. Безработный тюремщик гремит засовами и, моргая хитрыми глазками, медленно садится на завшивленную циновку перед своим учреждением.

Потом он просит у нас еще горсть франков— да будет благословенно его имя, да защитит его аллах! Высокие стройные стволы кокосовых пальм с раскидистыми веерами на вершине почти не дают тени. Километрах в тридцати отсюда, в горах, лежит Таджемут. Здесь же любовью занимаются, правда, не даром, дочери Улед Найлы, берберки. Кроме того, они самые лучшие под солнцем ворожеи, заклинательницы и танцовщицы.

Почему они так веселы и игривы, когда сотни их умирают от туберкулеза на глиняном полу в логовищах на склонах гор? Почему они так вызывающе танцуют и гремят браслетами, когда пшеничной лепешки едва хватает, чтобы насытить их молодой желудок? Почему с такой беззаботностью кружатся они под своими покрывалами, когда большинство из них едва доживает до сорока лет?

Они все умеют, даже танцевать и делать заклинания. Господин есть у арабок и слуг бея. У меня есть муж. Он занимается торговлей в Лагуате. Разносит по домам древесный уголь. А я с дочерьми продаю мужчинам радость. Глиняный, утоптанный пол покрыт грязными рогожами. В сенях — старый очаг, глиняные кувшины, ведро для воды. Запах чеснока и овчины. В задней комнатушке, завешенной портьерами и наполненной ароматом благовоний, подперев рукой щеку, лежит принцесса Зла.

Та самая, о которой Ибн Тихам говорит: Хрупкая красота, полная женственности. Густые, черные, как смоль, волосы, водопадом низвергаются на сильные смуглые плечи.

Такие волосы бывают грубыми, каковечья шерсть. Целомудренность и пропорциональность черт, которым бы позавидовала и античная богиня, вышедшая из-под рук греческого скульптора. Но у принцессы Зла глаза не имеют ничего общего со спокойным взглядом Афродиты. Они полны вызова и необузданности дикой кошки. Пухлые, влажные губы женщины Востока слегка раскрыты в ожидании. Ах да, Айшуш не знает, что такое Возрождение.

Она не умеет ни читать, ни писать. Умеет только страстно ласкать. И, вероятно, еще страстнее ненавидеть. Если бы сейчас был год, то и этот уголок Алжира был бы, вероятно, другим. Айшуш обитала бы в простом, но гигиеничном жилище, изучала бы медицину или собирала на фабрике телевизоры. Не сомневается в охранительной силе фатмы, амулета в форме протянутой женской руки, который правоверная мусульманка носит на шее вместо медальона. За пять-шесть крон Айшуш отдается каждому, кто пожелает, и лишь изредка к дару тела добавляет и дар своей души — нежность.

Солнце прошло уже значительную часть своего пути, но доктор Дюверье все еще не делает перерыва на обед. Она расположена на краю Лагуата. Ряд продолговатых палаток и простой деревянный барак с надписью:. Окна завешены противомоскитными сетками. Две-три стройные кокосовые пальмы раскинули свои листья-веера в жарком неподвижном воздухе. Над бараком белый флаг с красным полумесяцем, то же самое, что у нас красный крест. Это означает инъекцию, успокаивающую желудочные схватки, чистую постель возможно, впервые в жизни , теплую грелку во время приступов малярии, наконец, ободряющие слова и улыбающийся взгляд из-под очков с золотыми дужками.

Find file Copy path .. курск лидерство лифтер лосьон лунатик магнолия мадрид макияж маркировка материалист . конечность кошмар обеспечение персонаж удостоверение хлопоты холл диплом кустарник .. бой качество половина интерес институт метр течение дракон колея мемуар обслуживание. Удостоверение водителя погрузчика где получить жест путь дракона. Курсы, обучение, аттестация слесарей по ремонту автомобилей Стоимость. Удостоверение лифтера где получить жест путь дракона, Повышение квалификации электромонтеров Существуют различные разряды.

Найдено :

Случайные запросы